пятница, 31 августа 2012 г.

Про олимпиаду

В загребущие ручонки совершенно случайно попал номер американской версии журнала Пентхауз, в котором обнаружилась статья о нудистских олимпиадах. Которую, собственно, и привожу ниже. Перевод, понятно, мой; названия различных организаций, на случай косяков перевода, даны в скобках в оригинале.

ГОЛАЯ ОЛИМПИАДА
Ноа Дэвис

Натуристы по всему миру вернули Игры к их корням, участвуя в них обнажёнными.

На первых Олимпийских играх в 776 г. до н.э. повар из греческого города Элида выиграл единственное соревнование в программе, обогнав своих соотечественников в забеге на стадий. Кореб, как первый известный олимпийский чемпион, в знак признания своего исторического триумфа был награждён оливковым венком. Поскольку атлеты участвовали в античных Играх без одежды, дабы продемонстрировать красоту мужского тела и воздать должное богам, переплетённые ветви были единственным предметом одежды на Коребе.

Когда Олимпиады были возрождены в 1896 г., традиции, связанные с обнажением, остались в прошлом, но не так давно некоторые смельчаки – конечно, вне юрисдикции Международного Олимпийского Комитета – восстановили этот обычай. Несколько групп натуристов, также известных как нудисты, организовали свои собственные соревнования по типу Олимпиад. Южное объединение натуристов (Southern United Nudists) и Общественная группа Адама и Евы (Adam & Eve Social Group) проводят мероприятия в Австралии (Зелёный континент, похоже, является всемирным центром голых Олимпиад), в то время как Натуристы штата каньонов (Canyon State Naturists) в Аризоне также организуют ежегодные соревнования. 

Участники соревнований сразу подчёркивают, что их Олимпиады – это скорее развлечение, а не беспощадная борьба за победу. В то же время, определённый повод для гордости имеется и в победе в таких классических видах, как забег на трёх ногах, перетягивание каната и конкурс на лучшую попку. Особенно – в победе в конкурсе на лучшую попку. При том, что натуристы – это группа отдыхающих, которая рада участию в своих фестивалях людей всех форм и размеров, корни нудизма связаны с физическими упражнениями и стремлением к поддержанию тела в хорошей форме (наряду с наготой, это ещё один общий с античными Играми обычай).  На практике Германская ассоциация свободной культуры тела (Deutscher Verband für Freikörperkultur), одна из ведущих натуристских организаций мира, является ассоциированным членом Германской федерации олимпийских видов спорта (Deutschen Olympischen Sportbund).

Однако хватит философии, поговорим лучше о самих событиях.

Как церковный пикник, только без одежды

Во-первых: энтузиасты стесняются термина «Олимпиада». «Мы называем свой фестиваль Карнавал пляжа Александрия (Alexandria Beach Carnival), - говорит Лес Хотчкин, член Общественной группы Адама и Евы, который организовал соревнования в 1986 г. – Мы не упоминаем ‘Олимпиаду’, потому что [наши соревнования] никак не связаны с профессиональным спортом». Полоса песка в Национальном парке Нуза в Квинсленде, примерно посередине восточного побережья Австралии, долго была неформальным местом нудистского отдыха, поскольку является сравнительно безлюдной и труднодоступной.

Олимпиада пляжа Нуза – прошу прощения, Карнавал пляжа Александрия – в 2011 г. отметила 25-летний юбилей. «В 1985 г. мы с группой товарищей решили организовать семейный день спорта, чтобы поддержать дух товарищества между местными и приезжими нудистами и, возможно, поспособствовать тому, чтобы ещё несколько людей приобщились к нашему стилю жизни, свободному от одежды», - пишет Хотчкин в электронном письме. На следующий год от 300 до 500 натуристов собрались, чтобы поучаствовать в различных соревнованиях – от забегов с яйцом на ложке до бега в мешках и короткого спринта по песку. Не обошлось и без вечно популярного перетягивания каната. Хотчкин сравнивает свои соревнования с тем, чем занимается группа церковных прихожан на пляжном пикнике. Победители получали майки, кепки и пляжные полотенца (понятно, те, на которых лежат, а не те, которыми прикрываются).

Пляжный карнавал получил продолжение и в последующие годы, в 2011 г. собрав на Солнечном берегу 300 человек. Фестиваль 2012 г. был отменён из-за сильного дождя и высоких волн, но сейчас обсуждается новая дата. Игры, как однажды сказал бывший президент МОК Эвери Брэндидж, должны продолжаться.

Хотчкин и его соратники стали старше, как и их инвентарь («Они порвали канат в прошлом году, - говорит Хотчкин. – Однако, рискну предположить, он пострадал также и от старости!»), но их энтузиазм не становится меньше – даже если это происходит с различными частями тела.

Поедание пончиков, обмен колготками и мисс Маслин

Южное объединение натуристов (SUN) проводило похожий фестиваль примерно в 1600 милях от Нузы – на пляже Маслин в Аделаиде. Первые соревнования были проведены в 1985 г. с целью популяризации натуризма, а также ради веселья. Присутствовали как традиционные виды спорта (бег на трёх ногах, спринт), так и более экзотические, включая обмен колготками и чемпионат по поеданию пончиков. Очевидно, не все натуристы хотят быть стройными.

Традиционно, наиболее популярное соревнование проводилось последним. Женская часть аудитории выступала в качестве судей в конкурсе на лучшую попку (титул получал мужчина с самым красивым задом), в то время как дамы соревновались за честь быть коронованной как младшая или старшая мисс Маслин. В 2007 г. титул младшей мисс Маслин завоевала туристка из Бостона, опередившая всех остальных женщин в возрасте от 18 до 34 лет. В качестве приза она получила традиционный пояс, а также право хвастать своим успехом по всему миру.

Олимпиада пляжа Маслин умерла в 2007 г. в связи с нехваткой сил для организации мероприятия. Для шоу требовались спонсоры, разрешение городского совета и призы, а на расходы требовалось около 2000 долларов. Множество людей хотят приехать, снять одежду и соревноваться, но очень мало таких, кто готов потратить своё время на организационные вопросы. Но ещё не всё потеряно. «Недавно один из местных натуристских центров отдыха, Пилуоррен на реке Мюррей, выразил интерес к возрождению Олимпиады, - сказал нам Стивен, секретарь SUN, помогавший организовать соревнования. – Всё ещё есть небольшая надежда, что Олимпиада состоится снова; однако общественные организации могут этому [помешать]». Вам вряд ли понравится нудистская Олимпиада с кучей бюрократических формальностей. А может, и понравится, если вы извращенец.

Натурально в Аризоне

На краю Большого Каньона – одни из наиболее прекрасных пейзажей в мире. А ещё это отличное место для проведения голых соревнований. Начиная с 1994 г., Натуристы штата каньонов используют преимущества собственности одного из своих членов поблизости от природного чуда и проводят свою версию древних Игр, с небольшой дозой вакханалии. «Это было трёхдневное мероприятие. Мы много ели. Мы много пили. Мы конкретно напились. Мы были молодыми», - со смехом рассказывает Мёрфи Джонсон, член правления находящегося в Аризоне клуба с 18-летним стажем (по ходу нашего телефонного разговора она всё время смеялась; мы заметили, что нудисты вообще часто смеются). 

Игры, как часть Недели голого отдыха, были предназначены скорее для развлечения. В дополнение к частому смеху, нудисты ещё и очень непринуждённые люди. Но у них достаточно смелости, чтобы провести матч по софтболу. Соревнования включали также метание копья, бег с препятствиями и трёхмильный Весёлый забег голых поп (если верить местной прессе, разрешались «соответствующим образом пошитые» шорты для бега трусцой; мы бы их назвали противополицейскими). Также вечером в субботу проводилась дискотека.

К сожалению, большой палаточный лагерь в каньоне остался в прошлом. Но Натуристы штата каньонов, которые всё ещё насчитывают около 200 членов, продолжают проводить Неделю голого отдыха, только теперь вместо походов по пустыне они арендуют бассейн. Теперь всё более спокойно, поскольку алкогольные напитки уступили место чему-то более здоровому. Однако, всё ещё есть некоторые опасности. «Иногда кто-то ныряет в бассейн бомбочкой, и это нас бесит, потому что вода попадает во все бокалы», - говорит Джонсон – вы угадали – со смехом.

Опасности голого спорта

Вам может показаться, что бег, игра в софтбол или перетягивание каната голышом может привести к проблемам, от которых не страдают одетые спортсмены. Мы считаем, что вы правы. Возможность получить ожоги от каната, ссадины на груди или царапины на разных интересных местах существенно выше. И, конечно, у мужчин есть свои сложности. К слову, греки носили тонкую кожаную полоску, называемую кинодесма, которая шла от мошонки к животу и создавала своего рода защиту от летящей гальки и других возможных опасностей.

Однако современные голые олимпийцы не считают нужным надевать какое-либо защитное снаряжение. «На наших соревнованиях необходимости в специальной защите нет», - настаивает Стивен. Джонсон соглашается, указывая, что она не помнит случая, чтобы кому-то понадобилось надевать какую-либо защитную одежду. Есть только одно важное требование к голому спортсмену: крем от солнечных ожогов. Много крема. Натуристы в горячке борьбы могут об этом забыть, что приводит к неприятным последствиям для незащищённой кожи. 

В местах проведения соревнований есть и свои специфические опасности. «Пляж Александрия – неохраняемая зона для сёрфинга, поэтому мы привлекаем на один день пару спасателей с соответствующим оборудованием, чтобы обеспечить безопасность на воде», - пишет Хотчкин, но он несколько преуменьшает проблему: волны в Нузе считаются одними из самых опасных в Австралии.

Ещё один момент, который отличает эти фестивали от обычных Олимпиад, это проблема нежелательной съёмки. Игры в Аризоне проводились на закрытой частной территории, а вот двум австралийским фестивалям уделялось широкое внимание общества и прессы, что, в свою очередь, привлекало случайных любителей поглазеть. Полицию беспокоило, что у некоторых из них могут быть и другие мотивы для посещения мероприятия, поэтому клуб попросили запретить съёмку на фестивале 2007 г., а также потребовали, чтобы участвующие в соревновании  дети были одеты.

Это выглядит разумным, и мы не сомневаемся, что, увидев  радость, которую получают от соревнований эти ребята, их поддержал бы сам Кореб.

Penthouse USA, July/August 2012